ЛитРугачки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛитРугачки » Севрюговедение » Севрикова - самый известный защитник в сети!!


Создать форум

Севрикова - самый известный защитник в сети!!

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Башу защищала.. Воняйку защищала.. Клёнова вот, недавно, тоже защищала..  Севрюга, хули ж...

0

2

eitktw написал(а):

Севрюга, хули ж..

увеличить

0

3

Оппаньки:-)
Константин, простите за выражение, Игоревич, а где же это Севрикова ВГ защищала????
Как говорит Писание - не пиздИте и да не пИздимы будете.
Карты в студию! То есть ссылки на стол!
Бля....
:-))))

0

4

Илья Бестужев написал(а):

То есть ссылки на стол!

да пожалуйста.... жмите ссылочку, там многа буков..  маленький кусочеку приведу, чтоб не голословно...

Не трогайте! Он мой

Светлана Севрикова   [sevrikova]   Добавлено 09.04.2008 в 13:10

Софья, люди, ненавидящие Бескудникова, меня тоже называют мразью.
ЗНАТНОЙ МРАЗЬЮ. ГРЯЗЬЮ. СВОЛОЧЬЮ. ПРОСТИТУТКОЙ. СВОЛОТОЙ. ТВАРЬЮ. ЛИМИТЧИЦЕЙ. КРОКОДИЛИЦЕЙ. УРОДКОЙ. ДЕРЬМОМ СОБАЧЬИМ.
Ты - это видишь своими глазами каждый день на этом форуме.
Это написано даже под твоими темами.
Тем не менее, ты с этими людьми любезна, нежна, ласкова и кокетлива. И всем им предлагаешь притвориться белыми и пушистыми и "начать с нуля".
....................................
Ник Бескудников - единственный здесь, на этом сайте человек, кто за меня здесь открыто вступился.
Он - защитил меня, причем защитил - благородно: не ответными помоями в адрес беснующихся кровососов, но хорошими, добрыми, душевными словами. Он не побоялся не просто не согласиться с ними, но и сказать вслух , совершенно противоположное их вердикту, свое мнение обо мне. Он - вернул мне веру в людей и в возможность справедливости. До него - были тысячи, которые просто НЕ ОДОБРЯЛИ эту травлю, и НЕ УЧАСТВОВАЛИ в ней. Он - первый, кто возмутился,кто восстал против самих порядков, допускающих подобное и дал отпор этой чертовщине.
Разъярённые его дерзостью нелюди взбесились только пуще, но всё равно, то что сделал он - было не зря. Я - через него - увидела, что есть на свете люди неравнодушные и смелые, и сильные, и готовые помочь ближнему, попавшему в беду совершенно бескорыстно, "просто так, за любовь", даже в ущерб своей собственной репутации и безопасности.

"Поднять упавшего - нетрудно
Трудней - поднять и не упасть"

Он доказал, что есть на свете сила, способная противостоять пошлости, чем бы пошлость не вооружалась - ложью ли, хамством, цинизмом или лесть...

Я бы с ума сошла с этим стадом, с вами, тихими, культурными, белыми и пушистыми святошами, "никогда не участвующими в скандалах" , повизгивающих от ужаса, когда пороыв свежего ветра задевает их собственную такую чувствительную к переменам погоды беленькую шкурку, но со спокойной совестью наблюдающими, как на другого человека спускают собак.

Я бы со всеми вами ума согла без него!

И ты бы сошла, окажись на моем месте. Если бы всюду распространяли о тебе такую ложь, что женское сердце - должно просто взорваться не от собственной боли, но от ужаса за то, что есть на свете люди позволяющие кому-то так издеваться над женщиной.
Одно дело - стёб, подколки, сатира и пародия, критика, даже пусть " окололитературные разборки" с матюгами!
Но... если всюду орут, что ты - наркоманка, пьяница, лимитчица-бомжиха, и муж у тебя - дурак, и проститутка ты, и трипером ты больна, и ребёнка бросила, и черт знает что еще!
И всё это - разносят по литературным сайтам, талантливые авторы "любовной" и "гражданской" лирики, которым читатели пишут: "Ах, ваши стихи нас так тронули! Мы заставляете поверить каждому вашему слову""

Что делать? Как жить?
Не читать? Не включать комп и в сеть не ходить?
Софья, а если твой дом закидают дерьмом, а ты глаза крепко зажмуришь - то вроде как тоже ж можно жить?
Или всё-таки это иллюзия, что можно?
.........................................................

Софья, ты часто появляешься на форуме. Ты - всё это прекрасно видишь и читаешь. И если есть у тебя сердце - ты должна понимать, каково мне, всё это переживать и осознавать, что же на самом деле сделал для меня Бескудников.

Как же ты могла написать МНЕ о НЁМ - "мразь"?!
Здесь, где он - несмотря то, что мы снова в ссоре, имея тысячу поводов во мне сомневаться, не имея никаких гарантий, что я, желая отмстить за причиненную боль, не запишусь в свору "еланеведов" и не стану охотиться вместе с паниным за его шкурой - снова встаёт за меня? Пытаясь достучаться, докричаться хоть до остаТков, хоть уж даже до остаНков человечности людей, посмевших такое вытворить с женщиной?!

И ты - здесь - находишь место и время ему в спину ножом - убеждать меня, что ОН - мразь?
.................
Софья, ты написала:

"Прости...мнение моё - это всего лишь МОЁ мнение. Решать, в любом случае - тебе..."

Значит понимала, что это мерзкий поступок. Я за себя - тебя прощаю. За себя - да, а за Бескудникова - нет.
Но я из тех, кому можно сделать по-настоящему больно только ранив его друга.
А значит то, что я не держу на тебя зла - ничего не меняет.
Всякий, кто пытается сделать больно этому человеку или тем, кого он любит - в первую очередь ранит меня. Между вами - и ним - всегда буду я.
И ваши камни, брошенные в него - будут попадать в меня, которой вы, как будто желаете только добра. И это будет только доказывать то, что нет в вас никакого добра. Одна только гордыня, в угоду которой вы приносите любые принципы и чувства.

0

5

eitktw написал(а):

Оппаньки:-)

а вот  - в стихах..  да как эмоционально и яростно :crazyfun: :)

Светлана Севрикова   [sevrikova]   Добавлено 09.04.2008 в 10:26 :mybb:

ВРАГАМ БЕСКУДНИКОВА

Приходят черти с выгодным контрактом,
Мне говорят: Упавшая С Луны,
В кого с ружья бабахнешь в третьем акте?!
Давай, решай, твой ангел или мы?!

Все кости формалином перемыты.
Нечистоплотен, гадок и смешон!
В изодранной, залитой кровью свите,
Оплёванный святошами пижон.

Лишённый сил, почти уже не дышит,
Немыслимые муки перенёс.
И всё равно на голову их выше,
И ярче их на десять тысяч звёзд!

И всё равно — единственный крылатый,
средь сотен сверхъестественных существ,
забытых Богом здесь, в шестой палате,
с извечным недостатком койкомест.

Весь мир — театр. Висит ружьё на сцене...
Лежит контракт с заказом на столе...
А он — средь них — единственный бесценный,
да и вообще тут дело не в цене!

Крупинкой соли пасть ему на рану?!
Он — сам земная соль! - Тому не быть!
У преснокровных нет такого права
«он или мы» кому-то говорить.

Он или вы? Прожорливые звери?
Роящийся над жижей серой гнус?
Он или вы? Да кто же в вас поверит,
шестёрки деградирующих муз?

Стеклянные осколки — против солнца?!
«Сверхчеловеки» с парой закавык!
Смешнее — не придумаешь пропорций!
Он или вы?! Типун вам на язык!

0

6

Ушелец,  ну куда ты лезешь в специалисты по клоноведению, когда ты Еланьку Канадскую от Вани Грозного   не отличаешь?!
Понимаешь, делать такие ошибки в нашем деле - это всё равно что в современном литературоведении путать Панина с Башой или Муленко.  То бишь, чайник ты, лох и невежда. Одно утешение,что поэт.
Ф топку твои ссылки. Ибо ни в  тему. Ты должен был доказать, что я "защищала" именно ВАНЕЧКУ, у тебя ниче не вышло.
1:0 -  Севриковы-Бестужевы рулят!

Отредактировано Упавшая с Луны (2011-02-04 12:22:15)

0

7

А знаете,товарищи,   как бы ни был этот стих ужасен, зато в нём есть хорошее портретное описание, являющееся обобщающей характеристикой практически всех моих "подзащитных":

eitktw написал(а):

Все кости формалином перемыты.
Нечистоплотен, гадок и смешон!
В изодранной, залитой кровью свите,
Оплёванный святошами пижон.

0

8

Упавшая с Луны написал(а):

Ушелец,  ну куда ты лезешь в специалисты по клоноведению, когда ты Еланьку Канадскую от Вани Грозного   не отличаешь?!

Упавшая с Луны написал(а):

Ф топку твои ссылки. Ибо ни в  тему. Ты должен был доказать, что я "защищала" именно ВАНЕЧКУ, у тебя ниче не вышло.

а надо ли  доказывать очевидное? ВГ=Елань. Это ж всем понятно. Скажешь, что не всем?  Соврёшь!!! :crazy:

0

9

Илья Бестужев написал(а):

Оппаньки:-)
Константин, простите за выражение, Игоревич, а где же это Севрикова ВГ защищала????
Как говорит Писание - не пиздИте и да не пИздимы будете.
Карты в студию! То есть ссылки на стол!
Бля....
:-))))

Ушелец не верь! Бестыже врёт этот Бестужев!
Я как главный севрюговед это тебе авторитетно заявляю. Лень искать цитаты и не буду этого делать, но поначалу Баша и Севрикова были заединщиками.
Я же тогда на общелите написал, что по мерзопасксности они стоят одна другую и, что скоро Севрикова Башу сожрёт вместе с гавном и не поперхнётся, для чего и лезет без мыла в задницу к Ярославу Вробьёву, нахваливая его тексты и называя их стихами.

С уважением к читателям, Игорь Б. (севрюговед)

Отредактировано Игорь Б. (2011-02-04 13:42:19)

0

10

Женщин обижать недопустимо. Прекрасный пол и всё такое.
Неплохо бы вам заткнуться?

Отредактировано recikus (2011-02-04 13:52:57)

0

11

recikus написал(а):

Женщин обижать недопустимо. Прекрасный пол и всё такою.
Неплохо бы вам заткнуться?

Литература - не гинекологическое кресло, так что кто тут "женщина" - значения не имеет.  Если Севрюга вам по этому вопросу  хвостом подмахнёт - сожру, падлу, как идейного  предателя. :tomato:

Игорь Б. написал(а):

Я как главный севрюговед это тебе авторитетно заявляю.

это мы  еще посмотрим кто тут главный севрюговед :crazyfun:  А с Башой , я думаю, она до сих пор якшается. НЕ ВЕРЮ, чтоб Севрикова отказалась от своей политики сидения на двух (а тои сразу на двенадцати) стульях единой жопой! НУ НЕ ВЕРЮ!

0

12

Игорь Б. написал(а):

Ушелец не верь! Бестыже врёт этот Бестужев!
Я как главный севрюговед это тебе авторитетно заявляю. Лень искать цитаты и не буду этого делать, но поначалу Баша и Севрикова были заединщиками.
Я же тогда на общелите написал, что по мерзопасксности они стоят одна другую и, что скоро Севрикова Башу сожрёт вместе с гавном и не поперхнётся, для чего и лезет без мыла в задницу к Ярославу Вробьёву, нахваливая его тексты и называя их стихами.

С уважением к читателям, Игорь Б. (севрюговед)

Игорь ( можно без отчества?)!
Бестужев говорит Ушельцу, что Севрикова не защищала ВГ
Вы - кричите: Не верь, Ушелец.

Далее - начинаете что-то объяснять про Башу и Воробьёва. А не про ВГ.
Как не читаю, - не вижу логики! Ушелец с Бестужевым, мне кажется,  тоже  не видят.  Не попробуете ли еще раз  разъяснить свою мысль?

Бестии: Скажи еще "Севрикова всё время шкурки мешает", и я тебе напишу в личку кто ты! ;)

Отредактировано Упавшая с Луны (2011-02-04 15:30:57)

0

13

Как это "без отчества"? Отчество у меня есть. Это у лимиты пьяной и поганой отчества нет, а у Игоря Николаевича есть. Ведь у меня и отец был- я не инкубаторкий!
А может быть Севрюга ещё и от любви к Елани откажется?
А на ВГ мне слюной плЮвать! Вот так "ХА-ТЬФУ"!!
Ну, же!

Игорь Б.

0

14

Игорь Б. написал(а):

Как это "без отчества"? Отчество у меня есть. Это у лимиты пьяной и поганой отчества нет, а у Игоря Николаевича есть. Ведь у меня и отец был- я не инкубаторкий!
А может быть Севрюга ещё и от любви к Елани откажется?
А на ВГ мне слюной плЮвать! Вот так "ХА-ТЬФУ"!!
Ну, же!

Игорь Б.

Ах ты ж зараза такая с отчеством! Я  к нему  - по человечески, а он мне, значит: "Гав!" o.O
Ну так что ж, хочешь  - подерёмся
Про лимиту, понимаешь, будет рассказывать. Сам-то кто, Николаевич? Стаж только больше чем у Севрюги, правильно?  И про пьяных уж молчал бы! Кто на закуску  на пикнике слопал ВЕСЬ ВИНЕГРЕТ, который готовила Я, и привезла на этот чертов пикник  не для тебя, а для своих ребятёнков?

Ну? Отвечай честно и прямо,  КТО СЪЕЛ НАШ ВИНЕГРЕТ?!
И почему не подавился?
И какой такой  к Елани любви?  Я что ж, по твоему, какой ориентации должна быть, чтобы Елань любить?  Думай - головой!  А не этим... как его...  у тебя называют... ТУХЕСОМ.

И никаких Вы я тебе говорить не буду... Хотя... наверное надо... Вам сколько лет?

Отредактировано Упавшая с Луны (2011-02-04 17:34:24)

0

15

Упавшая с Луны написал(а):

слопал ВЕСЬ ВИНЕГРЕТ

Пиздец..  это мстя за "куриные крылышки" :flag:

0

16

А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК! А Свириденко-то - ГОМИК!

0

17

А Свириденко-то - ГОМИК! написал(а):

ГОМИК!

Горишний Алексей Алексеевич - ну, прям как малолетний дебил :)

увеличить

+2

18

eitktw написал(а):

Севрикова - самый известный защитник в сети!!

...а Свириденко - самый крутой вратарь!

Отредактировано Упавшая с Луны (2011-02-05 23:27:55)

0

19

bestia написал(а):

а надо ли  доказывать очевидное? ВГ=Елань. Это ж всем понятно. Скажешь, что не всем?  Соврёшь!!! :crazy:

А вот и не совру. Вы, уважаемая Бестия, тоже, похоже в клоноведении не специалист.
ВГ  и Елань - разные люди.
Уже хотя бы по ай-пи!
ВГ- Баку
Елань - Канада.

Далее, если отслеживать  виртуальную историю этих монстров - мы четко видим, что  КОРНЕВЫЕ ИСТОЧНИКИ у них совершенно разные.  Ваня - отслеживается до Марии Кондински, а Елань - до Елены Даниловой, оба  на Стихи.Ру

Анализ психологии - тоже приводит нас к выводу, что клоноводы- разные люди.  В характере ЕЛАНИ и всех её клонов - есть целенаправленая маниакальность, все свои темы она сводит к одной идее: вы, придурки, не цените творчество Елены Даниловой, а значит ни хрена не понимаете в настоящей поэзии.
Ванечка - просто крутится под ногами, втирается в доверие через лесть, потом радостно хвастается читателями...   Но истерик по поводу того.что люди не читают гениальную поэтессы Елену Данилову - не случается.

У Елани - страсть к Панину. Неубиваемая и непроходящая. В любых её ипостасях - четко отслеживается эта СТРАСТЬ. Это похлеще раз в сто, чем даже у Брумеля с севрюговедением:)))
Ваня - "человекбесстрастный".   Его ненависть - если она случается - недолгая, и "по обстоятельствам". Поссорился с башой - ругается на Башу, поссорился с Науменко -ругается на Науменко...

Литературный стиль: Елань -  вешает ТОЛЬКО СВОИ СТИХИ. Иногда - даже и неплохие.  Или прозу типа "сатирическую" ( нотам четко видно. что у человека больная фантазия).
Ваня - порой плагиатит, и даже у классиков, порой свое что-то лепит... левой ногой...  А может у  клоновода просто СЛУХА нет... И никогда не сочиняет прозу (если только паскивли и грозные "открытые письма")

В общем, Бестия, эот разные явления ВГ и ЕЛАНЬ.

ЕЛАНЬ - да, я аж дважды становилась её жертвойза эти 10 лет сетевой жизни.
И все же... Интересная это была школа. Общаться с сильным клоноводом -это всегда интересно.

Кстати, вот думаю, чей ТЫ клон, Бестия?:)

Отредактировано Упавшая с Луны (2011-02-08 04:15:47)

0

20

Упавшая с Луны написал(а):

ВГ  и Елань - разные люди.

две стороны одного а Януса

0

21

Игорь Б. написал(а):

Как это "без отчества"? Отчество у меня есть. Это у лимиты пьяной и поганой отчества нет, а у Игоря Николаевича есть. Ведь у меня и отец был- я не инкубаторкий!

Предъявите справку, что не инкубаторский!  :D У народа есть серьёзные сомнения!!!

Слушай, Игорь, ну ты и мразь. Неужели тебя в детстве не воспитывали совсем? Жалко мне твоих родителей, ибо такую гниду воспитали. Женщин оскорблять легко и приятно, да? :-)

Как родился в помоях, так в них же и умрёшь, потому что нет в тебе ни чести, ни благородства, ни достоинства. А без них и поэта не бывает. Чмо ты подзаборное, на которое даже дворовые коты ссать побрезгуют  :rofl:

Отредактировано Кошара Белый (2011-02-08 17:45:43)

0

22

Кошара Белый написал(а):

Предъявите справку, что не инкубаторский!  :D У народа есть серьёзные сомнения!!!

Слушай, Игорь, ну ты и мразь. Неужели тебя в детстве не воспитывали совсем? Жалко мне твоих родителей, ибо такую гниду воспитали. Женщин оскорблять легко и приятно, да? :-)

Как родился в помоях, так в них же и умрёшь, потому что нет в тебе ни чести, ни благородства, ни достоинства. А без них и поэта не бывает. Чмо ты подзаборное, на которое даже дворовые коты ссать побрезгуют  :rofl:


Это ты мне? А ты кто такой? Народ? Из чьих прихлебаев будешь, Народ? Ты, тот самый Юрий Тарутько который на халявную жратву ездил к воровитому папаше "юного дарования Миши Самарского"!? И потом его вместе с Севриковой пиарил. Денег-то дали? Того самого Миши, который к тринадцати годам "издал" несколько сборников пизженых стихов, выдав за свои и два романа написанных такой же как и ты Тарутько, прихлебайкой и   дом-работницей или спизженных в  сети и переделанных С.В.Севриковой. Да, Золотова про неё рассказывала как эта Севрикова после литинститута работала "литературным негром". Куда ты лезешь, дурачок-заступничек?
Ты тот самый Тарутько - интелигент в третьем поколении, который заслышав в позапрошлом году по телефону  от Свириденко, что тебя пьяный Брумель ждёт в "Дуллин хаусе" и хочет в ебальник тебе въехать, так зассал и не появился вовсе. А ну, говори,  сучок, так было или нет? А то Ушелец проспится,  так у него спросим?

А что ты можешь знать о моём детстве?  Во времена моего детства твой папа у твоего дедушки в залупе пищал! Тебя и дрыном-то ни разу не хуячили!
Ты чего в жизни видел-то, кроме мамкиной сиски? Ах да, ты и того не видел, ведь тебя из бутылочки кормили молочной смесью "Нутрилон".
А что ты, гавнючок мелкий, можешь мне сделать? Чего? Ну, скажи сучок! Что морду мне набьёшь? Дурак ты и есть дурак. Мне уже лет под 60, если кто из молодых мне харю намылит, то не впадлу мне это, но я пока ещё сам бью глухо. Я все игровые залы в районе метро Новокузнецкая закрыл нахер. Их бандюки содержали, а менты крышевали. Мне и угрожали и наезжали  пацаны, по сравнению с ними ты гавно зелёное.
Я живу так по этой жизни, что у меня в каждом сугробе арматурины притырены. 
Кто ты есть по-жизни, Таратулька? Тебя хоть раз натурально убивали насмерть? Сиди и сопи себе спокойно, на раз-два вдох, на три-четыре выдох. Я тюрьмы-то и крови не боялся, не тебе гавнюку со мной бакланить.
А сейчас пошёл на хуй и радуйся если в ебло не получишь от меня или моих воспитанников, смелый ты наш! Запомни, пёс, что у меня сейчас практическая неприкосновенность и меня даже в ментуру забрать, нужно согласие Мосгоризбиркома.
Всё,  дуй в хуй, свободен пока.

0

23

Игорь Б. написал(а):

Да, Золотова про неё рассказывала как эта Севрикова после литинститута работала "литературным негром"


Золотова Вам не могла рассказывать как эта Севрикова после инстит. работала "литературным негром" по двум причинам:
1) Золотова не стала бы ни за какие коврижки вести с Вами задушевные беседы, тем более о Севриковой.
2) Севрикова - бездарь. Она хоть и после института, но по определению не может работать "литературным негром" - это серьёзная и муторная работа, требующая ума, фантазии и усидчивости.

Так что, пожалуйста,  в дальнейшем,  пишите только  достоверные сведения и не сбивайте с толку потомков.

Прошу Вас, уважаемый Игорь Николаевич, не ругаться со своими личными оппонентами в разделе "Севриковедение". Забирайте их в "Брумелеведение" и там пугайте. А тут -размещайте свои посты про меня!  8-)

Отредактировано Упавшая с Луны (2011-02-09 12:09:29)

0

24

Упавшая с Луны написал(а):

Золотова Вам не могла рассказывать как эта Севрикова после инстит. работала "литературным негром" по двум причинам:
1) Золотова не стала бы ни за какие коврижки вести с Вами задушевные беседы, тем более о Севриковой.
2) Севрикова - бездарь. Она хоть и после института, но по определению не может работать "литературным негром" - это серьёзная и муторная работа, требующая ума, фантазии и усидчивости.

Не следует передёргивать, уважаемая Светлана Васильевна!!
1) Я не сказал, что Золотова вела со мной беседу на тему "о литературном негре Севриковой". Но это не значит вовсе, что она таких бесед не вела с другими, здесь отсутствующими лицами!
2) Я нигде не утверждал, что Вы бездарь, но даже в этой теме приводил высказывания Вашего преподавателя видевшего в Вас поэтессу. Другое дело, что, подававшая неплохие надежды в поэзии, Светлана Севрикова переродилась в "пАродистую собачку", которая и заела её талант.
И ещё, будьте так любезны угомоните своего прихихешника Таратульку.   А то он не видал в жизни больших залуп, а рот взялся открывать. Этак можно и подавиться. Я не собираюсь делать вреда дурачку, но он может нарваться, теперь или в будущем.

С пожеланиями, Игорь Б.

0

25

Игорь Б. написал(а):

Не следует передёргивать, уважаемая Светлана Васильевна!!
1) Я не сказал, что Золотова вела со мной беседу на тему "о литературном негре Севриковой". Но это не значит вовсе, что она таких бесед не вела с другими, здесь отсутствующими лицами!
2) Я нигде не утверждал, что Вы бездарь, но даже в этой теме приводил высказывания Вашего преподавателя видевшего в Вас поэтессу. Другое дело, что, подававшая неплохие надежды в поэзии, Светлана Севрикова переродилась в "пАродистую собачку", которая и заела её талант.
И ещё, будьте так любезны угомоните своего прихихешника Таратульку.   А то он не видал в жизни больших залуп, а рот взялся открывать. Этак можно и подавиться. Я не собираюсь делать вреда дурачку, но он может нарваться, теперь или в будущем.

Игорь Николаевич, здравствуйте!
По первому вопросу: может Вы где-то что-то и слышали, но, уверяю Вас, что кто-то чего-то перепутал.  Золотова никак не могла такого говорить. поскольку хорошо знает меня,и знает, что "в неграх" я не бывала. А причина тому - я честно назвала её выше - бездарь я. И не Вы это утверждаете, а я сама Вам честно это говорю.  Бездарь,потому что нет у меня ни слов ни способностей выразить словами те чувства, которые меня раздирают изнутри. А кабы были - так был бы в этом веке гений круче Пушкина. Но! Бодливой корове Бог рога не дал.

По второму: Разбирайтесь с Юркой сами, он мне  не"прихихешник" а друг. А Вы - верная моя вражина. Я Вас обоих очень уважаю,  и совсем не хочу ни на два стула садиться,ни меж двух огней оказаться. Пригласите Юру в "Брумелеведение" и там с ним говорите. Не сомневаюсь, что "Брумелеведение" не  менее интересная наука чем   раздел литературной сетекритики про меня :crazy:

Отредактировано Упавшая с Луны (2011-02-09 13:36:54)

0

26

Упавшая с Луны написал(а):

Кстати, вот думаю, чей ТЫ клон, Бестия?:)

Думай-думай :rofl:

0

27

Упавшая с Луны написал(а):

и совсем не хочу ни на два стула садиться,ни меж двух огней оказаться.

bestia написал(а):

НЕ ВЕРЮ, чтоб Севрикова отказалась от своей политики сидения на двух (а то и сразу на двенадцати) стульях единой жопой! НУ НЕ ВЕРЮ!

Отредактировано bestia (2011-02-09 14:38:11)

0

28

Игорь Б. написал(а):

И ещё, будьте так любезны угомоните своего прихихешника Таратульку.   А то он не видал в жизни больших залуп, а рот взялся открывать. Этак можно и подавиться. Я не собираюсь делать вреда дурачку, но он может нарваться, теперь или в будущем.

Товарищ Брумель, а Вас видимо не учили, что чужие фамили перевирать некамильфо :-) Да, я, в отлиие от Вас, на чужие большие залупы не заглядывался и рот на них не открывал, про подавиться я вообще не говорю - до чего жа Вас, товарищ, жизнь довела, что Вы вынуждены давиться такими малоаппетитными вещами  :x Нарваться? Уж не на Вас ли, любезный дедуля? Я смущён и недоумеваю, неужели мне позволят съездить по ебальничку такому маститому бородато-главному Брумелю страны? Вот честь так есть  :D Хотя... сомнительная честь.

Отредактировано Кошара Белый (2011-02-10 05:55:13)

0

29

Игорь Б. написал(а):

Это ты мне? А ты кто такой? Народ? Из чьих прихлебаев будешь, Народ? Ты, тот самый Юрий Тарутько который на халявную жратву ездил к воровитому папаше "юного дарования Миши Самарского"!? И потом его вместе с Севриковой пиарил. Денег-то дали? Того самого Миши, который к тринадцати годам "издал" несколько сборников пизженых стихов, выдав за свои и два романа написанных такой же как и ты Тарутько, прихлебайкой и   дом-работницей или спизженных в  сети и переделанных С.В.Севриковой. Да, Золотова про неё рассказывала как эта Севрикова после литинститута работала "литературным негром". Куда ты лезешь, дурачок-заступничек?Ты тот самый Тарутько - интелигент в третьем поколении, который заслышав в позапрошлом году по телефону  от Свириденко, что тебя пьяный Брумель ждёт в "Дуллин хаусе" и хочет в ебальник тебе въехать, так зассал и не появился вовсе. А ну, говори,  сучок, так было или нет? А то Ушелец проспится,  так у него спросим?
            А что ты можешь знать о моём детстве?  Во времена моего детства твой папа у твоего дедушки в залупе пищал! Тебя и дрыном-то ни разу не хуячили! Ты чего в жизни видел-то, кроме мамкиной сиски? Ах да, ты и того не видел, ведь тебя из бутылочки кормили молочной смесью "Нутрилон". А что ты, гавнючок мелкий, можешь мне сделать? Чего? Ну, скажи сучок! Что морду мне набьёшь? Дурак ты и есть дурак. Мне уже лет под 60, если кто из молодых мне харю намылит, то не впадлу мне это, но я пока ещё сам бью глухо. Я все игровые залы в районе метро Новокузнецкая закрыл нахер. Их бандюки содержали, а менты крышевали. Мне и угрожали и наезжали  пацаны, по сравнению с ними ты гавно зелёное. Я живу так по этой жизни, что у меня в каждом сугробе арматурины притырены.  Кто ты есть по-жизни, Таратулька? Тебя хоть раз натурально убивали насмерть? Сиди и сопи себе спокойно, на раз-два вдох, на три-четыре выдох. Я тюрьмы-то и крови не боялся, не тебе гавнюку со мной бакланить.А сейчас пошёл на хуй и радуйся если в ебло не получишь от меня или моих воспитанников, смелый ты наш! Запомни, пёс, что у меня сейчас практическая неприкосновенность и меня даже в ментуру забрать, нужно согласие Мосгоризбиркома. Всё,  дуй в хуй, свободен пока.

Ой, отметелил то как, прям побежал в туалет сикать  :D  :D  :D

Ну что, давай по пуКнтам? Зарабатываю я, думаю, поболее тебя и могу себе позволить самому кушать, так то к Мише я ездил за общением и за компанию  :music: Старо как мир, честно, ожидал более острого, а ты так подкузьмил, не поддел даже ни хера. Форумы ты видимо, не читал... Мишу я не пиарил никогда. А с Анной, мамой его имел несколько раз разговор в повышенных тонах, ругались мы с ней. К семье Самарских я испытываю уважение, хотя некоторые отдельные ерты в характере той же Анны не доставляют мне удовольствия. Насчёт звонка - да, был такой звонок, только это было в 8 часов вечера и я ехать никуда не собирался, знаешь - даже отмазываться не буду по какой причине - сам понимаешь, врал бы, придумал бы кучу достойных отмазок :-) Ты, конечно, не знаешь, но ребёнок я поздний, так что из Дедушкиной залупы Папа мой вылез аж на два года раньше тебя, впрочем, это неважно. И в жизни он, как профессиональный военный, переездивший всю Россию повидал немало и мне немало поведал. Особенно про то, как нужно общаться с женщинами. Мама моя кормила меня грудью, не переживай ты так :-) Единственное, что я, наверное, зря сказал, это про родителей твоих, беру слова обратно. Мне их не жалко, я им просто сопереживаю. Ну а насёт всей той пурги, которую ты нагнал про свою крутость: слушай, не смеши народ, не балоболь о таком попросту. Ведь об этом и прознать можно :-) Если бы ты обладал всеми теми достижениями, которые ты перечислил, ты бы просто в беседу со мной не вступал! Не к лицу такое... Не забывай, Игорь, ты не слон, пока что, да и никогда им не будешь  :glasses:

Да, и ещё, не травмируй мою фамилию, пожалуйста :-) Меня зовут Юрий Юрьевич ТаруДько. И не Тарарулька я, вовсе. Нехорошо это, поверь... сколько бы я на людей не наезжал, но я старался всегда не трогать их фамилию, это, самое глупое, абсолютно не красящее и позорящее самого пересмешника фамилию  :cool:

Пока что ругаешься слабовато, я ожидал большего. Если бы ты вообще не ответил, вот это было бы классно. А ты, как сопляк малолетний с молодым парнем скубёшься, при этом не остро, не умно, а по-песочницски  :offtop:

Отредактировано Кошара Белый (2011-02-10 05:50:59)

0

30

Кошара Белый написал(а):

неужели мне позволят съездить по ебальничку такому маститому бородато-главному Брумелю страны?

Юра! Я НЕ ПОЗВОЛЮ! Только через мой труп!!! Если ты читал внимательно  - эта тема называется:

eitktw написал(а):

Севрикова - самый известный защитник в сети!!

0

Создать форум

Вы здесь » ЛитРугачки » Севрюговедение » Севрикова - самый известный защитник в сети!!


Создать форум